Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

U

почему-то вдруг пишу сюда, а не в тетрадку

Рассказываю. Вчера сажусь в электричку, которой не было два часа - из-за аварии с кабелем. Электричка забита до отказа. Вламывается мужик - ну типичный мужик как на картине "боярыня Морозова", бомжового вида, со сломанным давным-давно носом, причем через удар снизу - переносица провалена, нос задран кверху, били нормально. Практически трезвый. В руке здоровенная пластиковая упаковка холодного черного чая в бутылках.

- Ребята, берите чаек! Это бесплатно, просто за то, что вы сели в эту электричку. Берите, не бойтесь. Куда вы все ломитесь?" (народ как раз поломился от контролеров против течения, чай никто не берет). - Валера! идиота кусок... - (у двери примостился другой, тоже со сломанным носом, только на сторону, и не такой бодрый. Народ пытается подавать милостыню). - Да я не в этом смысле... Просто самое главное, что мы здесь все родные...

После дня, проведенного у нотариуса, где в предбаннике был перманентно включен огромный телевизор, это был настоящий праздник. По телевизору показывали то рекламу майонеза, то рекламу нового фильма (бежит девочка, орет "помогите", помогите", тетя стреляет в дядю, а потом ей дядя говорит: "а вот девочка говорит, что они репетировали" - и так раз пять за день), то передачу про здоровье, где пожилая дикторша бывшая тетя Таня (когда она заменила тетю Валю, все плевались) поддакивает староватому мачо с сильным южнорусским акцентом по имени Геннадий Петрович, а он вещает про энерхию и учит старушек делать упражнения, то сериал "Женский доктор" (все рожают, не рожают, делают аборты, не делают, плачут и так далее - это они так рождаемость хочут повысить). Я так подробно, потому что вижу все это впервые и, надеюсь, в последний раз.

Короче, через двадцать минут мужик идет назад. Вязаную шапочку держит в руке. За ним процессия - человека четыре, все со сломанными носами. Последним идет самый маленький, молодой, тащит еще упаковку какого-то напитка несъедобного, но уже другую. А наш мужик уже очень сильно хромает и говорит:

- Граждане! Ребята! Помогите кто чем можете. Мне надо ногу прооперировать. Вы не смотрите, что я, может быть, пьяненький. Я ведь тоже хочу, чтоб были теплые тапочки, чай, курить...

И все ему кидают денег в эту шапку (я тоже, конечно). Как похоже на меня: сначала бесплатно раздавал, потом клянчит. (Потом прошел бестолковый юноша-мерчандайзер, но это же полный ноль, ему вообще никто ничего не дал и ничего не взял).

Встречаю Илью Тимакова, стоим в метро, рассказываю ему это дело. А он отвечает своей историей (думаю, лучше пусть сам). Но вкратце - что как-то раз к нему подошел мужик и спрашивает: "где здесь северо-запад?" И следующие 20 минут постоянно сбивает настройку. То есть Илья говорит: пытаешься по привычке уловить смысл, а смысл ускользает. Постепенно выясняется, что ему надо в Шереметьево, а пойдет он туда пешком, потому что нет денег даже на метро. "А в самолет без паспорта берут?" - спрашивает. Оказывается, он из Караганды, потерял паспорт, в казахском посольстве его послали, и вот ему надо 500 долларов на новый паспорт. В результате Илья напоил его чаем с пирожками, дал сто рублей и отпустил.

И посредине этого разгула, то есть как только Илюха это дело рассказал, подходит мужик. Бомжового вида, но не вонючий, трезвый, с обычным таким крепеньким мужицким лицом, лет 60. И спокойно спрашивает: "подскажите, пожалуйста, где тут выход из Москвы?" Мы охуеваем, но виду не подаем. Илья пытается рассказать ему про вокзалы. Я говорю: да какие вокзалы. Вы на попутках, наверное, хотите? - Ну да. Мне в Волгоград надо. - Так это вам на седьмую линию и... Илюх, покажи ему карту.

Илья, сам автостопщик со стажем, лезет в айфон, показывает карту. Кузьминки, там прямо выход на трассу. Я оттуда в Азию уезжала, в 86 году. Даем ему какую-то мелочь, хоть он и не просил. Степенно благодарит и уезжает. Немая сцена.

Я сама, кстати, в разных городах неоднократно спрашивала людей, где тут выход из города. Просто в случае с Москвой это звучит не совсем однозначно.

А то еще (сейчас я уже уймусь, погодите) в Минске стоим втроем с Костей, с тремя гитарами, подходит пьяноватый тип. Неприятный, в отличие от двух вышеописанных. Смотрит, что-то соображает. Лицо приобретает выражение, которое можно описать только словом "осклабился" (впервые употребляю это слово).
Я: - Что такое?
Он: - Здравствуйте.
Я: - Здравствуйте.
Он: - Это у вас гитары... эээ.. шестиструнные?
Я: - У нас вообще-то гитары электрические.
Он: - Аааа... То есть вы чисто по нотам?
Я: - Да, мы чисто по нотам.

И он разочарованно отходит.

Это я все к тому, что майонез майонезом и фейсбук фейсбуком, а народ наш богоносец хуй победишь.
U

Пляж-2012. Как это было

Итак, два слова про удивительный фестиваль Пляж-2012. Ехала я так. Сначала автобус Севастополь-Симферополь. Потом поезд Симферополь-Керчь (спала часа 4). Потом паром Порт-Крым - Порт-Кавказ. Потом автобус до Темрюка; надо было до Славянска-на-Кубани, но кто знает эти края и эти автобусы, поймет. "- Садись-садись, правильно, молодец!" - через полтора часа выходишь в Темрюке, подваливает бойкий таксист, клянется, что вчера уже возил "вашего" ровно туда же на тот же фестиваль и это отсюда рукой подать, и недорого, всего 500 рублей. Хорошо, что через пять минут позвонили ребята с феста, которые уже почти приехали за мной в Славянск, и сказали, что именно этот шофер уже вчера вечером завез того музыканта в другие какие-то Кучугуры и что туда ехать ни в коем случае не надо. Так что таксист повез меня в Славянск, а оттуда с ребятами уже до места. (Скажу честно, надо вообще-то было карту попонятнее вывешивать, с подробными объяснениями). На месте имеется действительно пляж, песчаный, а также Азовское море и вполне жилые комнатки в деревянном длинном домике (это тебе не веничкина радуга). Море мелкое, совершенно серое, с маленькими быстрыми волнами, с виду похоже на Балтику, только очень теплое. Берег песчаный, главная составляющая его - дробленые и целые мелкие легкие разноцветные ракушки. Дальше заросли того самого куста, который "лох серебристый", в зарослях водятся змеи, черепахи и ярко-зеленые ящерицы. Все это не могло не радовать. На пляже, метрах в 15 от моря, стоит сцена с прекрасным звуком и светом - ставят ее те самые люди, которые ставили Свободную сцену на Холмах, они-то меня и пригласили, и других музыкантов тоже. Собственно, это им местная администрация заказала сделать фестиваль. А народ-то где? А вот народу-то и нет. То есть есть, ну может, человек сто или двести. Видимо, местная администрация получила от начальства задание провести молодежное мероприятие, получила на это бабки, заплатила за звук, за охрану (отличная холмовская команда) и т. п., а также музыкантам (без обману, хоть и не миллионы), ну и себя, надеюсь, не забыла, - и умыла руки. То есть рекламы практически не было.
Ну и ладно, нам не привыкать. Наше дело - искупаться, высохнуть и прийти на настройку. К этому моменту (3 часа дня) ветер поднялся такой, что микрофон выл, как стая волков. Какая же я умная, что решила играть в одиночку, - думала я, криво ухмыляясь. Чего-то настроили (надо сказать, брянская команда на звуке работала просто гениально). Я опять пошла гулять, вернулась к шести, как велено. С моря уже бежит на всех пара огромная черная туча, здорово похолодало, ветер сшибает с ног, буквально, и невооруженным глазом видно, что через полчаса будет пиздец. Выступает местная славянская (ударение на первое а) группа. Девочка в шортах, человек восемь на сцене, работают старательно, поют хорошо, громко. Смысл текстов примерно такой: пусть будет дождь и снег, но я хочу быть услышан. (Только вот снега не надо, ладно?) Перед сценой честно топчутся человек пятнадцать. Я угнездилась в клеенчатой будочке звукача, гитарку настроила, насколько это было возможно, и приготовилась ждать. Через десять минут начался форменный Армагеддон. Пятнадцать человек умчались кто куда, вокалист бодро спросил в микрофон: "тут вообще заземление есть?" - и тут Леша нажал на главную кнопку, и все выключилось. Полтора часа мы со звукорежиссером стояли в будочке и болтали о том о сем. Нереально было выскочить не то что за чаем, а даже в дабл - я думала, мы улетим, как Элли и Тотошка. Потом еще час все сохло. Мне особенно понравилось, как Леша выливал воду из розеток удлинителей. Ну-с, потом начался совершенно роскошный закат, и на его фоне я попыталась что-то спеть. Пела час, наверное. Народу было человек, наверное, тридцать, но все очень симпатичные. При этом продолжал дуть холодный ветер такой силы, что хорошо, что я сидела на стуле, а то бы меня физически сдуло вместе с гитарой. Через полчаса я говорю: вам хорошо, вы водку пьете, а я водку не могу, дайте коньяку хотя бы 50 грамм. Тогда добрая девочка (история сохранила ее гордое имя: Ира) пошла куда-то и вернулась с рюмкой превосходнейшего коньяка (оказалось, местный - Темрюк называется. Вот бы наладить поставки! на обратном пути купить не успела, хоть бы Борьке отвезла попробовать). Каковая рюмка спасла меня на тот момент от верной смерти. Я потом когда вернулась в свое, так сказать, бунгало, я там пока растиралась и переодевалась, кашляла минут, наверное, пятнадцать. И все, больше никаких явлений, даже ни насморка, ничего. Такая интересная реакция организма.
Ну и спала той ночью тоже часа, наверное, четыре, а потом в 7 утра поехала со всеми на автобусе в Славянск, а потом в Краснодар, и далее см. коммент к предыдущему посту. Тетки за стеной (не фестивальские, обычные) заебали пиздеть. Зато разбудила меня своим пением прекрасная ласточка за окном,и я тут же пошла купаться - на рассвете, в теплом море, это да, это дело.
Хочу, между прочим, сказать спасибо Кармен, Саше Безпалевному и всем холмовским людям, которые сделали все, что могли, - все равно было ощущение праздника и сильная ностальгия по Холмам. Которых, блядь, не будет, причем я даже так и не поняла, почему - слышала множество разных версий, от невинных до самых ужасных. А также спасибо Лису, который made my day, точнее, night, вовремя вспомненным анекдотом. Это было так: дальше уже выступали разные группы, местами даже неплохие, а на сцене иногда появлялся такой, ну знаете, зазывала-затейник, как сейчас принято, и кричал. Он кричал: "Пляаааж! Нас много!!!" (как я уже сказала - полторы калеки, к ночи уже почти все совсем пьяные). "Нам весело! Зажигаем!!! А знаете, что самое главное?" (Ну-ну, заинтересовались мы. Оказывается -) "Что наша страна в этом году выиграла чемпионат по хоккею!" (ура! - слабо воскликнул один человек и вскинул сжатую в кулак руку) "И сейчас еще выиграет чемпионат по футболу!!!"
- Пытаясь оживить свадьбу, тамада назвал невесту блядью, - сказал Лис.
У меня на сегодня всё.
U

(no subject)

Ехали мы с Борей в поезде Москва-Киев. И тут приходит таможня и начинает раз в кои-то веки шерстить борин рюкзак. Боря чуть ли не с матюками все распаковывает, а я в это время сочиняю стишок. И вот какой получился стишок.


* * *

Поезд едет, поезд мчится,
Быстро крыльями шурша.
Он везет из-за границы
Двадцать граммов гашиша.
Он везет ведро кукнара
И тарелку кислоты.
По вагонам ходят парой
Непроспатые менты.
- Покажите ваши вещи!
Денег много? - Денег нет.
Вот кого-то взяли в клещи:
- Где ваш паспорт и билет?
А у парня ни билета,
Ни постельного белья.
Прокатался он все лето,
А зовут его Илья.
- Что ж ты делаешь, зараза,
Вороная борода!
Ты уже четыре раза
Проезжал туда-сюда!
Парень видит: не игрушки,
В пятки прячется душа.
Достает из-под подушки
Двадцать граммов гашиша.
Вся таможня очень рада,
Паровоз трубит трубой.
Если надо - значит, надо,
Познакомимся с тобой!
Вот ссадили бедолагу,
Повели через мосток...
Покатилась колымага
Дальше, дальше на восток.

26 апреля 11


Только не спрашивайте меня, кто такой этот Илья. Кстати, в Черкассах, куда я потом скоро приехала и читала этот стишок, мне сказали, что все точно, только парня звали не Илья, а Кирилл, и было у него не двадцать граммов, а целый стакан в носке (шишек, надо полагать).
Судя по последней строчке,
можно и это зарифмовать. (Только не делайте этого сами, пожалуйста).
U

это был мой лучший концерт

Короче, история такая. Доезжаем мы до Суземки - это пограничный пост между Брянском и Киевом. Вагон почти последний, до нас доходят к самому концу стоянки. Девка-пограничница молодая вредная краснощекая сука. Она меня уже видала с этим паспортом и уже доебывалась, но сама этого не помнит, мало ли нас у нее таких красивых, а я-то ее помню и сразу выстроила у себя в голове уходящую в бесконечность картинку: ноги в руки, менты, морозный полустанок... Паспорт этот я постирала в кармане штанов еще летом, и с тех пор многократно переезжала эту границу туда и обратно, иногда вообще не спрашивали ничего, иногда советовали поменять, да я, в общем-то, так и собиралась. Но вот загранпаспорта у меня не было при себе в первый раз (отдала я его тем же утром на литовскую визу). Была копия даже и бумажка из посольства.
В общем, шесть утра, по рации объявляют: пять минут до отхода поезда... четыре... три... А она звонит в Конотоп и спрашивает, примут они меня с постиранным паспортом или нет. Те отвечают, что, конечно же, нет. Я: да с ними-то я договорюсь, вы, главное, пропустите, я вам денег дам. Какое там! Они против коррупции. К тому же их несколько там, а когда несколько, они никогда не берут. Кроме того, если сейчас выберут Януковича, курс резко сменится на прорусский, и отменят к ебаной матери эту таможню, границу, регистрации и прочее. Приходится мне хватать свитер и рюкзак и бегом бежать из поезда. А Боря уезжает.
Дальше было не очень интересно, ну, менты, вполне себе вежливые, молоденький лейтенантик составляет этот самый акт о моем правонарушении (без единой ошибки, кстати, грамотно), я хвалю коррупцию, мол, с ней проще жить, и тут он говорит: "Знаете, был такой случай, я тогда еще в институте учился, у меня была девушка, ее положили в больницу, а нужных денег не смогли собрать, ей сделали операцию, а через полгода она умерла. Так что кому хорошо коррупция, кому плохо...". И я решила эту тему больше не развивать. Да и вообще чего выступать, сама дура виновата, у меня там фотография отваливалась уже.
Потом я ехала в электричке, писала дневник, за окном было изумительно яркое морозное утро, заснеженные крыши, деревья, дети в школу, собаки бегают, такая красота. В Брянске тут же села в автобус и в шесть часов была в Москве. И по дороге, по телефону как-то возникла мысль, по-моему, у Наташи Чижика, сделать типа телемост. Мы сперва думали наладить скайп и всем меня показать, чтоб я рассказала эту историю и так далее, но в клубе не оказалось даже интернета, не то что экрана. Но я уже ехала к Гавриле.
Там мы с ним сперва зарядили скайп сюда (попытки отражены в предыдущих постах), но раз показать меня в клубе не получалось, мы его закрыли и просто стали звонить туда по телефону (дешевому интернетному). А они вывели меня на колонки.
Скажу сразу по-честному, что денег за вход мы брать не стали.
Начало было немножко бестолковое. Я обращалась к народу с речью, рассказывала про свои приключения, потом мы с Борей решили сыграть и спеть. Это была неудачная идея, так как телефон почему-то пропускал звук только в одну сторону. Отбивая такт пальцем по столу, я попыталась спеть Стеклянную рыбку, а Боря там мне ее играл, хотя я этого не слышала. "Ну что, - говорю, - попадаю?" - "В основном, кажется, я попадаю", - отвечал Боря. И тут кто-то умный как крикнет: "Стишок!" (Кто это был? медаль ему на грудь!). Я прочла стишок. Говорю - ваш ход. Боря что-то сыграл. И пошло-поехало: я стишок, Боря музычку, опять я стишок... Народ въехал, начал радоваться, хлопать, кричать ура. Так мы продержались, наверное, с час. Я временно превратилась в чистую функцию - трудно сказать, где я находилась в этот момент, наверное, бежала где-то по проводам в виде потока электронов. "И частица, и волна, мне не спится ни хрена".
Спалось, кстати, потом офигенно. И счастье было огромное, настоящее. Наверное, это был мой лучший концерт. Так что спасибо, Киев, надеюсь, 28го увидимся.
Кстати, надо сказать, - хорошо, что это был именно Киев, один из самых теплых и отзывчивых городов на свете.
И тебе спасибо, глупая юная пограничница. Если б не ты, не видать бы мне такого экспириенса как своих ушей.
Говорят, есть видео, Дима Людвиг снимал. Очень хочу.
U

(no subject)

Тут кое-кто просил новые стишки, которых нет на сайте. Вот они.


* * *

Кто не рожден - не много потерял.
Наверное, он просто не хотел
Попасть в тупую сутолоку тел,
В нелепый человечий матерьял.

Неси меня, небесный тихоход,
Туда, где сон касается земли.
Там, на краю всего, лежит блокнот,
Чтобы слова закончиться могли.

Слов в голове - что муравьев в траве,
Порядок их снаружи непонятен.
На карте их немало белых пятен,
Висит табличка: "Посторонним В."

Мне голос был: даю тебе карт-бланш,
Иди, переворачивай планету.
- Она же круглая! - Альтернативы нету:
Бери реванш, переплывай Ламанш.

Опять на сцене хромоногий лорд,
За огражденьем - вежливая давка.
Снимает смокинг, остается в плавках
И покидает наболевший порт.

Должно быть, интересно плыть вперед,
Когда другого берега не видно.
Душа при деле, телу не обидно:
Нога гребет, а голова поет.

Короткое дыханье - мой конек.
Едва отчалила - уже хочу обратно:
Что в голове - снаружи непонятно.
Кто не рожден - тому не надо ног.

29.01.05


* * *

"Помни, что, кроме тебя, у меня есть я
Помни, что кроме меня, у тебя есть ты
То, что мы вместе - это просто семья
Просто семья, даже если семья мечты

Только не надо думать, что мы - навек
Нет, не навек, смотри: покажи ладонь," -
Так говорил единственный человек,
Ради которого ты бы пошла в огонь.

- Прямо в огонь? - Не знаю, никто не звал.
Ну, не в огонь, но хотя бы под сильный дождь.
Если как следует вспомнить, как целовал,
То до сих пор, бывает, бросает в дрожь.

Он умирает сам. И тебе - самой
Тоже придется. Легче, когда сама.
Лишь на секунду представить, что он с тобой
Или ты с ним - и можно сойти с ума.

Лучше вспомни другое: шесть утра,
Темный огонь в полуприкрытых очах.
Нафиг "навек" - туда же, куда "вчера".
Просто постель, пластинки, чаек, очаг.

19.05.05


Метро

Оранжевый шлем или черный пояс
Но ждать не устанешь ты
Коогда вожделенный зеленый поезд
Появится из темноты

Когда накатается в сферах вышних,
Примчится, трубя трубой,
Откроет дверь и, выпустив лишних,
Тебя заберет с собой.

май-июнь 06



* * *

Наш паровоз, минуя вечность,
Пришел на станцию Крестцы.
Прощай, дурная бесконечность,
Привет, счастливые концы!

Я так люблю ваш бойлер с краником,
И дым спаленного жнивья,
И чай в стакане с подстаканником,
И запах свежего белья,

И смутный разговор по рации:
Мол, не приедем никогда...
Нет, согласитесь, авиация
Совсем не то, что поезда.

Пусть виснет времени течение,
Пусть паровоз залип в бетон,
И все же к месту назначения
Прибудет медленный вагон.

А там, возможно, пересадка,
И пенье рельс, и стук колес...
И снова крепко, снова сладко
В стакане чай, в руке тетрадка,
И за окном несется пес.

2 июня 06


* * *

Неторопливо прилетает наутро фея
Боли в виске и требует пристального внимания
Вот на песке развалились ее трофеи -
Дети прилива, родители кофемании

Тысячеликий сторож сидит повсюду
Спит и следит, чтоб никто ничего не трогал
Я подбираю строчку, сестричку чуда
Сторож слепой, он спит и следит не строго

Синее небо из белого стало алым
Вечный закат за рамками самолета
Вечный закон совпаденья большого с малым
Сонного леса легчайшая позолота

28.06.06


* * *

Свежая зелень запоротых батальонов
Длинная темень топчется на плаву
Сколько ни кушай в детстве куриных бульонов
Ни дочитать,
Ни приклонить главу

Баста! Двести гектаров сгоревшего леса
Каменным углем запятнаны небеса
Глянешь назад - сплошь дымовая завеса
Мертвая полоса

Кажется, только вчера стрекотал кузнечик,
Бегала птица по бархатному стволу
Глядь, а уже идти незачем и нечем
К праздничному столу

Пешка не ходит назад, но и вперед не хочет
Пешка стоит как вкопанная в квадрат
Хмуро следит, как мимо нее бормочет
Трасса Клайпеда-Калининград.

8.07.06


* * *

Пока мы спорили о Бродском
Сид Барретт помер вдалеке
В своем кафтане идиотском
В своем дурацком колпаке

Пока наш поезд тихо едет
Сквозь полнолунные поля
Он на своем велосипеде
Умчался, не держась руля

Пока башка моя болела
Он навсегда покинул дом
И держит путь (млечнее мела)
В ночное небо под углом

Он мне картинку не подарит
Мою пластинку не возьмет
Я знаю, где живет Сид Барретт -
Нигде Сид Барретт не живет.

11.07.06


* * *

Ветер гоняет пустые пакеты
Этим кончается каждое лето
По телефон и по интернету
Нету ответа и нету ответа

Все поразъехались видно на дачу
Землю копают а как же иначе
Я лишь одна по асфальту херачу
Скоро уеду но не на дачу

Ветер пустые пакеты гоняет
Овощ гнилой из помойки воняет
Много в столице таких же, как я
Все поразъедутся - будет ничья

21.08.06


"Лианозовское"

Ничто человеческое мне -
не
Но чмо человеческое в говне -
вне
Окажется кто-нибудь
мудаком.com -
Я сразу же напишу о том
том

Пора бы признаться уже,
друже
Что мир становится все хуже и хуже
Великая литература -
дура
И вся мировая культура -
мура
За здравствует физкультура
Ура

24.08.06


Из стихов о родине

Мы живем, под собою не чуя
Ни страны, ни жены, ничего.
И какого, казалось бы, хуя
Нас подсунули вместо него?

И какого, казалось бы, хрена
Нам подсунули эту страну,
Где у всех до седьмого колена
Черный страх угодить на войну?

Вот опять под крылом самолета
Кто-то страшный о чем-то поет.
Словно ищет в потемках чего-то
Улетающий вдаль самолет.

Мы летим, на пороге не чая
Повстречать золотую орду.
Не желаю ни кофе, ни чая,
На любой остановке сойду.

окт.-ноябрь 06