?

Log in

No account? Create an account
Умка, с «Новым составом»/«Броневиком» и без
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Wednesday, November 13th, 2013

Time Event
2:03p
Моя мама, желая поделиться с гостями каким-нибудь моим детским высказыванием, всегда говорила: "Когда наша Аня была маленькая и еще умная..."

Стишки, которые я хочу вам показать, интересны тем, что написаны в переломный момент - между "маленькой и еще умной" и "большой, но уже глупой": в сакраментальные 17 лет, на сакраментальном первом курсе, в классическом состоянии несчастной влюбленности, между последним захлопнутым Достоевским и первым откупоренным портвейном. Много чего пришлось потом истребить снаружи и внутри, чтобы сразиться с такой литподготовкой, - и все равно она порой вылазит до сих пор. В 78-79 году писать мне было еще особо не о чем. Основная движущая эмоция выражена прозой в той же тетрадке:

"Надо же, вот это и есть то, что авторы прочитанных нами книжек называли "жизнью". Неужели это она и есть?
Оказывается, пока мы там книжки читали, тут у них вон чего.

Думаю, думаю (...) Неужто и впрямь все так банально и всюду чужие следы? (...) Да нет же, разве в жизни бывает так, как в книжках? Оказывается, бывает. И правильно, оказывается, пишут в книжках, что все оказывается совсем не так, как в книжках. И на самом деле начитавшиеся книжек девочки хлопают глазами: ай, вот оно, оказывается, как!"

Отдельное спасибо моему сыну, который сквозь все невзгоды, катастрофы и переезды умудрился пронести и выдать мне в целости и сохранности мой архив, копившийся в покойной родительской квартире все эти годы.



* * *

Познавай тот ритм, что в жизни человеческой сокрыт.
Архилох

Под конем ли, на коне -
Слушай мудрость Архилоха:
Знай, что ничего не плохо,
Есть так есть, а нет - так нет.

В этом мудрость, в этом благость,
Только так и надо жить.
В счастье петь, а в горе плакать,
Есть так есть, а пить - так пить.

Боль придет - и боль сгодится.
Со щитом ли, на щите,
В процветанье, в нищете -
Не рыдать и не гордиться.

Благодарности не стоит -
Все приму, что предстоит:
Просто петь про то, что воин,
Или просто бросить щит,

Пасть ли ниц, смешаться с прахом,
Иль главою вознестись,
Страстью ли страдать иль страхом -
Принимаю все, что жизнь.

Приведется ли родиться -
- Среди лета иль зимы -
- Смерть придет - восплещет птица
Черная - и смерть сгодится.
Все, что есть, - имеет смысл.

26 декабря 78



* * *

Наконец загудело и все гуще
Разгорается тяжкое пламя:
Жизнь становится похожа на правду,
Дух становится плотнее и жарче,
Тело легче, голова тяжелее.
И, прозревши, впервые замечаешь:
Как же туго закручена пружина,
Как же круто замешены хлебы
На вине, на слезах, на биенье крови!
В теле ветер, в душе - жар и тяжесть.
Жизнь становится похожа на правду,
На кровавые греческие сказки.

4 января 79



(В музее)

1. Стихи про девочку, которая влюбилась в картину

Я влюбился в доску
В белую березку
М. Попов

Что там - Федра в Ипполита,
Что - в Онегина Татьяна,
Если Бог судил влюбиться
Мне - в святого Себастьяна?

Боже! Ладно бы - в живого,
В настоящего кого-то! -
В Себастьяна на картине
Не упомню чьей работы...

Очи долу, в пальцах - четки,
Тонкий лик бесстрастно светел.
Небеса падут на землю,
Прежде чем он мне ответит.

Волоса златой волною,
Тихий сон на смуглых веках.
Боже! Сжалься на до мною!
Ниспошли мне человека!

Боже! Боже! - человека!
Пусть мученье, пусть страданье.
О, за что меня облек ты
Непосильной этой данью?

О, уж лучше муки ада,
Лучше холод катафалка,
Чем в пустом музее плакать
Так беспомощно и жалко.

2. "Портрет дамы"
(стишок про букву С")

Всмотрюсь в поверхность старого холста,
В потусклый слой потрескавшейся краски, -
Туда, где, истомясь однообразьем
И тяжесть кисти пестуя с тоскою,
Стареющий усталый итальянец
За узкою спиной сидящей дамы,
Исполненной спокойствия и власти,
Изобразил просторное окно, -
Где за стеклом ступенчато синеют,
Спускаясь с высоты, - леса ли, степи ль...

...Тут створки заскрипят, снимаясь с петель,
И, распахнувшись, медленно взлетят,
Несуетно, степенно, как терцины,
И в небесах расплещутся, простершись
Крылами синей бесконечной птицы -
Туда, все дальше, вглубь, в мои глаза,
К лазоревой полоске горизонта...

Но встану с жесткой, вросшей в пол скамьи
(Скамья без спинки, это неудобно),
Поправлю пальцем сумку на плече
И прочь пойду, стараясь не споткнуться
В музейный тапках войлочных, - пойду,
А сквозь стекло проступит синий воздух.

3. (Стишок по букву Л)

Голландия, Голландия,
Колючий гололед,
В белесом небе галочий
Поломанный полет.

Гляди, гляди, как холодно,
Как стылая река
Звенит под длинным лезвием
Голландского конька.

В калейдоскопе стеклышки, -
Послушай и услышь:
Как шапка Санта-Клауса,
Краснеют скаты крыш;

И черно-белый, тоненький,
Узору веток в тон -
Колючих колокольчиков
Морозный перезвон.

январь 79



Стихи про голубя

Со всеми вместе, как всегда,
Ты в небо поднят властным свистом,
Светясь от клюва до хвоста
Заката светом золотистым.

Сложить крыла и камнем пасть,
Разбиться в прах - куда приятней,
Чем, чуя под собою власть,
В лучах красиво золотясь,
Круги кружить над голубятней.

18 января 79



* * *

Vilnius - tai vienintelis miestas, kur galima gyventi.
(Iš pokalbio)

Живи в этом городе, бедный ты мой,
Такой нехолодной двухцветной зимой -

Чтоб слушать с утра перекличку часов -
С семнадцати башен семью голосов,

А после по улицам узким скользя,
Смеяться, что остановиться нельзя,

И думать рассеянно всякую чушь,
И веровать в переселение душ,

И за день замерзнуть и что-то понять,
А вечером пить и стихи сочинять, -

Чтоб черные ветки легко, как во сне,
Роняли на плечи рассыпчатый снег,

Чтоб в мраморном храме святых сыновей
Стучал молоток и свистел соловей.

24 января 79

(Эпиграф по-литовски:
"Вильнюс - единственный город, где можно жить.
(Из разговора)").



Карамазов

Не тешат мне душу ни храм, ни кабак
Вот подлость, вот глупость, куда же еще-то?
Ни там и ни там не плачу я по счету
Молиться не смею ни так и ни так.

Уже по привычке я путаю карты
Сбиваюсь, ругаюсь, читаю с листа
Поклоны вбиваю с кабацким азартом
Стаканы целую, как раны Христа

Беда, что везде одинаково глухо,
И вечным вопросам меня дурака
Не внемлет ни храма красивое ухо
Ни серый дрянной потолок кабака

2 февраля 79



Д. Д. М. (1835 - 1889)

Письмо в бесконечность.
Письмо в беспредельность.
Письмо в пустоту.
(М. Цветаева)

Наш путь несчастной метой мечен
И небеса на нас плюют
И нам нигде не обеспечен
Хоть относительный уют.

Лихо опухло... Постарели..
Я плачу и глотаю бром.
А как бы славно у Бореля
Последний рубль пустить ребром!

Справлять похмелье в понедельник
Как было б весело со мной -
О рифмоплет, фразер, бездельник,
Бездомный пьяница больной!

Нас рассадили, будто в школе,
По двум векам, как по углам.
Я вас люблю! Чего же боле?
Но как же мне прорваться к вам?

Увы! Что в этом толку, милый,
Коль вы мертвы, а я жива?
Не повторять же над могилой
Живым понятные слова!

Бумажный перекинут мостик,
Сто лет - исписанным листом...
В преддверье марта ноют кости,
А ваши - тлеют под крестом.

И где нам, бедным, обеспечен
Хоть относительный уют!..
Истерзанную спиртом печень
Вороны белые клюют.

22 февраля 79
(Д. Д. М. - Дмитрий Дмитриевич Минаев, русский поэт, герой моего первого романа "Безумцы").



* * *

Пусть женщины жеманятся и злятся -
Мужчина должен поздно возвращаться,
Запоем пить, и забывать, и шляться,
Он должен быть небрежен и жесток, -

А женщине полезней знать шесток,
Под вечер жадно ждать, подмазав глазки,
Как милости - желания и ласки,
От шуток не краснеть, - но улыбаться,
Курить, кивать, красавицей казаться, -
И слезы лить, и жаловаться богу,
И разонравливаться понемногу.

27 февраля 79


* * *

Какая скука жить, о боже мой
Когда (ты ходишь весь) скукоженный
(И жизнь) скрипит на виражах
Как тесный кожаный пиджак
Нам тесно жить, нам жмет, и кажется,
Что воздух шелушится, мажется
Дрожит, (скребется), злится, мается
И все сжимается, сжимается
Все жрет чего-то в порошке
Смешно, мы в кожаном мешке
Задохлись к чертовой бабушке

(зима 79, набросок, слова в скобках вставлены сейчас наугад)



* * *

Подумай о себе: песчинка во Вселенной,
Ты обречен слагать ненужные слова
Весь этот долгий миг! Из чашечки коленной
Мир выпал... С ним была плутовка такова.

(зима 79)



* * *

Я уезжаю от тебя,
О тот, кому я не нужна,
Я уезжаю от тебя
Одна, одна, одна.

На полке спит чужой человек,
В моей же глупой голове
Клубятся жалкие мечты
О том, что это ты.

Дрожа, стучится подо мной
Колес голодный разнобой.
Я уезжаю от себя
С тобой, с тобой, с тобой.

(зима 79)



* * *

Куда деваться от вопросов наболевших?
А отрыгнешь и сплюнешь - вроде легше

(зима 79)



* * *

Вот, скользя по гололеду,
Я прохожих радую:
На глазах всего народа
На коленки падаю.

Не пишите, детка, прозу,
Поспешите в спальную.
Вам подсказывают позу
Вашу - натуральную.

(зима 79)



* * *

Ушел февраль. Так странно! Слушай,
Такая быстрая зима!
Вот не успели оглянуться -
А кошки снова льнут и гнутся,
И синька льется на асфальт.

(март 79)



* * *

(И. Ук.)

А я излечилась весною -
Меня излечила весна
От долгой осенней болезни,
От страшного зимнего сна.

Настывшая на сердце корка
Слезится и стаивает,
И нет колдовского осколка -
Растоплен раскаянием -

Раскаянием королевы,
Когда, отмыкая тюрьму,
Она ледяные подарки
Совала неловко ему.

2 марта 79
(И. Ук. - Ира Уколова)



* * *

Сквозь прозрачную поземку
Прорезается весной
Заполошный запах семги,
Сыра запах запасной.

Век полозьев пал, - позвольте,
Пользы нет пускать слезу.
Сквозь разлазящийся зонтик
Брызжет жидкая лазурь.

Разогнись, гниющий Лазарь,
Залежался, вылезай!
На лице твоем безглазом
Властно режутся глаза.

Ты теперь как гомон галок,
Как грачей глумливый крик -
Заодно велик и жалок, -
Больше жалок, чем велик.

8 марта 79



Середа

В понедельник извел полведра табаку, начитался Евангелия
До того досидел, что кололо в боку, и нашел было смысл бытия

А вчера ввечеру, как последний cochon, накачался шампанским вином
Зеркала колотил и шикарный трактир, как стакан, опрокинул вверх дном

А сегодня, с похмелья, изгнавши блудниц, у Николы в Хамовниках ниц
Повалился, и бился об пол головой, и на свечи сменял четвертной.

22 марта 79



* * *

Надломи палестинскую ветку -
И почувствуешь запах пустыни,
Мессианства, возмездия, зноя -
И не смеешь смотреть на меня.

Ибо тяжек мой взгляд. ибо темен,
И я помню, и помню, и помню
Ноги солнца - сутулой спиною,
Спину степи - сухими ступнями,
А потрескавшимися губами
Помню избранных скорбную гордость,
Помню сладкую горечь Печати,
Вкус последних сухариков пресных,
Вкус сомненья, вкус манны небесной,
Перемешанной с перстью земною,
Обожженного неба пергамент,
Моисея морщинистый смех.

Надломи кипарисовый крестик,
Посмотри: выступает на сломе
Смугло-желтая капля густая,
Старых странствий скупая смола.

12/13 апреля 79



* * *

Без тебя
всякий день - без тебя
ни секунды тебя

бесполезный апрель
бастионы твои стережет

Ах, бестселлер, бесстыдник,
язык без костей,
благородный бездельник,
богоравный плебей,
небожитель блажной,
благонравно блюющий с балкона, -
слабак, Арлекин,
сам себе близнецы,
слава богу,
сбежал,
постарался, -
от себя самого
за семь стен
от себя самого заперся -
ни секунды себя.

Белокурая бестия
бред
бледноглазый абсент
слепок с блеска
блесна
бестелесная тень сентября
тленный стебель бездонной беды
бесконечная боль -

Себастьян.

14 апреля 79



* * *

Я телом в прахе истлеваю,
Умом громам повелеваю
Державин

Я чувствую себя игрушкой в своих же собственных руках.
(Л. Должикова, из разговора)

Увы! мой бедный ум боится тела
И к небу безобидному бежит.
И все, чего бы ни захотела,
Его обжалованью подлежит.
А тело, как грешить оно ни тщится,
Как ни топорщится порвать границы,
Чтоб во главу угла поставить страсть
И наконец во прах, как люди, пасть -
А все смертельно разума боится
И признает его слепую власть.
Грома его веленьям непослушны,
Но тела не пускает он во прах -
И глупо чувствовать себя игрушкой
В своих же собственных руках.

18 апреля 79



* * *

Страданий бедную причинку,
Пора бы крылья отцепить.
Весне раз плюнуть - растопить
Влюбленности холодной льдинку.

Так рви их вон! - А нипочем:
Укоренились за плечами.
Апрель затоплен сентябрем,
И май затоплен сентябрем,
А лед все плачет под лучами.

(апрель 79)



* * *

У тебя опухла рожа
От жары и от вина
И пошла прыщами кожа
И душа твоя грешна

Ты лежишь на верхней полке
Тяжко дышишь духотой
Снизу спит, сопя с-под челки,
Компаньон похмельный твой.

Нету сил на опохмелку,
В липкий ком сплелись мечты:
Словно сальную тарелку,
До зеркальной чистоты

Душу мыть душистым мылом
И молитвой оттирать,
Чтобы снова стыдно было
Все скоромным замарать.

7 мая 79



* * *

Себя запустила я,
Как бумеранг,
Чтоб снова вернуться к себе.

Но с полувзлета -
Другая игра:
Попалась в руки судьбе.

Черпну немного чистой воды,
Черкну магический круг.
Хотя бы на время смою следы
Тяжелых и грязных рук.

10 мая 79



* * *

Знаю, не мне эта боль суждена -
Выпить тебя до последнего дна
Но до последнего белого дня
Ты не отпустишь меня.

Мне же оставлено только одно,
Славное право на откуп дано:
Ночью соломенной снова одна
Светлого выпью вина.

10 мая 79



К Мите Карамазову

Не дали боги разума тому,
Кто пьет вино, не радуясь ему.
Еврипид

И кубок мой тяжел и неглубок...
Мандельштам

Ах, почему мы жить не можем
И пить - красиво: так, положим,
Как пьют, довольные собой,
Не зная, что это - "запой"
И что такое наши зимы -
Французы, греки и грузины
Из звонкой чаши золотой?
Легко, светло! - Послушай, друже,
Мы не такие: чем мы хуже?
О Митя, Митя! К черту сплин,
Накупим легких, светлых вин,
Не будем плакать, ни скандалить,
Ни лацканы чужие салить, -
Возвеселимся, воспоем,
Укропом кудри обовьем! -

Но кубки неглубоки наши,
Но неподъемны наши чаши,
Неверная дрожит рука,
И рюмка жалкая горька.

22 мая 79



Новое о девушке, которая влюбилась в картину
(Галатея наизнанку)

Не прогоняя, не маня,
Ты смотришь на меня:

Спокоен свет двумерных глаз
В вечерний, тихий час.

Ко мне, наверное, привык
Твой милый, плоский лик;

Как к отраженью своему,
Привыкла я к нему.

Могу смотреть, но не обнять,
Любить, но не понять.

Светло и пусто на душе,
И чувствую уже,

Что не любя и не скорбя,
Смотрю я на тебя:

Спокоен взгляд мой, торс не толст,
И я врастаю в холст.

7 июня 79

<< Previous Day 2013/11/13
[Calendar]
Next Day >>
My Website   About LiveJournal.com