April 24th, 2009

U

срочно мирить

Страшная история. Буду всех мирить. Лерка и Кибиров, не надо на личности, тем более что виноваты не вы, а посторонний дядя, который полез в чужой огород со своим уставом. Я люблю и Кибирова, и Лерку. Брек.
U

Отвлеку вас. невенок несонетов продолжение

а возможно, окончание. Первый из стишков, как оказалось в процессе сочинения, имеет отношение к предстоящему концерту в Сан Франциско, в клубе под характерным названием Амнезия.


6. Amnesia coming

Электорат? А что электорат?
Все, кто хоть как-то рад - вперед, за мною!
Свистят куски пространства за спиною
И блещет электрический разряд.

Кто смелый - шаг вперед из ряда вон
Кто из разряда, те пожалте бриться
На вечеринку тех, кому за тридцать
Чтоб лебедями там считать ворон,

Терпеть урон. Пари, аэростат,
Пили скалу, бесстрашный стратокастер!
Хоть мастер этот самый Джон Ланкастер,
А наш Дизастер круче во сто крат.

И да запечатлит твой аппарат
Из GTO прекрасный пластеркастер.


7

Кто умный - шаг вперед и два назад.
Не газават - окопное сиденье.
Кто виноват, что даже в день рожденья
Не успеваешь посмотреть закат?

За кадром остается суета,
Занудство ежедневного завала.
И как бы я себя ни подавала,
Заточка все равно уже не та.

Иди сюда, святая простота,
Пожму твою нечаянную руку.
Как ни крути, а все идет по кругу:
То свет, то сумерки, то темнота.

А ну-ка предъявите паспорта,
Да нет, не мне - друг другу.


8

Друг другу предъявляя паспорта,
Как повелось издревле на границах,
Вглядимся в измененья в этих лицах:
Заточка, как ни кинь, уже не та -

- и точка.


22.04.09
U

Красиво жить не запретишь - три. Леонард Коэн

Как вы, должно быть, уже догадались, один из моих любимых. Концерт в Сиэтле, в зале на четыре с лишним тыщи, и зал этот полон. В фойе синий полумрак, ходят вежливые люди, самых разных возрастов и состояний, но в целом, можно сказать, однородные. У нас это называется интеллигенция. Коэн в свои 75 лет снова вышел на дорогу потому, что его красиво кинули с выплатами, - так и сидел бы он в своем ашраме, если бы не оказалось, что деньги кончились. И за это следует сердечно поблагодарить сволочей-менеджеров.
Настоящий Концерт с большой буквы К. Прекрасный звук. Внимательная, полностью в материале публика, то и дело норовящая устроить standing ovation. Отличные музыканты, хотя относительно акустического гитариста из Барселоны могут быть разногласия, нам такое не очень. Элегантный Коэн в шляпе. На сцену и со сцены скачет вприпрыжку без видимых усилий, там у них в ашраме с физподготовкой все в порядке. Поет, слегка подгибая колени и иногда опускаясь на одно из них, а также поднося к кулаку с микрофоном другой кулак, перехватывающий шнур, видать, от выразительности. С первым звуком этого голоса я, и все - дОма. Когда солируют музыканты, снимает шляпу и, прикладывая к груди, слушает музыканта. Дважды, по разу в отделении, представил всех их, снабдив церемонными эпитетами. При всем том смешно, но с совершенно серьезным видом шутит. Уважительно перечислил, на каких таблетках сидел, когда ушел со сцены 15 лет назад. В конце позвал на сцену всю команду, техников, звукача, световика, отдельно поблагодарил тех, кто обслуживает команду за сценой, "заботится о наших шляпах", водит автобусы и грузовики с оборудованием. Погода, говорит, портится, смотрите не простудитесь по дороге домой. Вас ждет уютный вечер в кругу семьи и друзей. А если это не ваша судьба, наслаждайтесь своим одиночеством. Спокойной ночи, играть для вас было настоящим удовольствием и привилегией.
Начали они в 8, как обещали, а закончили в полдвенадцатого. В середине перерыв минут на 20. Люди честно дают тебе все, за что ты заплатил свои честные сто баксов.
Сказать, что были спеты все хиты, значит сказать очень мало. Причем спеты они были именно в таком виде и порядке, какого хотелось. Ближе к концу, не подряд, конечно, оказались две моих любимых - Then We Take Berlin и Democracy Is Coming (чтоб я знала, как они правильно называются). На подпевках знаменитая, с бархатным голосом Шарон Робинсон, друг и соавтор, и две симпатичные сестренки, которые на словах "girls dancing" синхронно сделали изящное сальто назад и как ни в чем не бывало вернулись к своим микрофонам. Шарон Робинсон спела одну песню (свою?), Boogie Street, музыкально чрезвычайно похожую на одну песню Никольского. Световик работает, - как и все они, впрочем, - безошибочно. Просто подсвечивается разными цветами занавес-задник, но все чрезвычайно продуманно, выверено и с отменным вкусом.
Еще о чувстве юмора. Знаменитая I'm Your Man у него, похоже, на том же положении, как у меня, ну чтоб вам было понятнее, песня "По любви" (сочиненная, кстати, не без оглядки на Коэна). То есть он относится к ней скорее иронично и так и поет. И слова там в немалой степени ироничные. А то, что аудитория воспринимает ее всерьез, что ж, это проблема аудитории.
Блин, ну какой же голос у человека. Мне б такой голос... впрочем, тогда бы меня показывали в цирке.