April 20th, 2009

U

день рождения и Grateful Dead

Ну, вчера мне сделали замечательный подарок. Мы взяли все и пошли на концерт Grateful Dead, точнее, просто Dead, как они называются после смерти Гарсии.
В этом туре с ними играет гитарист из блюзовой (говорят - я не слышала) команды Govt Mule. Неплохо играет, правда, все время завернут в "энвелоп фильтр" (это такая гитарная примочка, которая каждое "а" превращает в коротенькое "wow"). Толстый такой, здоровый. В общем, даже вставляет, только ощущение такое, будто встречаешься с любимым человеком, и у него все как было, руки, ноги и даже хуй, а лицо другое. Стремноватое ощущение. То есть хорошо, конечно, что живой, но все равно не то.
Если от этого отвлечься - шоу, что называется, грандиозное. Играют они четыре (!) часа, в середине получасовой перерыв. Десятитысячный (а то и больше) зал, крытая спортивная арена типа "Ледового" или Лужников. Почти полный. Народ сидит (точнее, стоит и пляшет, несмотря на сидячие места) по всему периметру, в том числе за спиной у музыкантов. По залу шарят огромные разноцветные пятна, проецируемые специальными прожекторами с насадками. Весь народ и так совершенно разноцветный, большинство в тай-дай майках и балахонах с соответствующими картинками, зрелище феерическое. Машут и кидаются фосфоресцирующими палочками, жестикулируют зелеными лазерными указками. На сцене, как всегда, спокойняк, только Бобби, как самый молодой и до сих пор верящий, что он рок-звезда, иногда скачет и заводится. Весь уже в седой бороде. Фил Леш с пересаженной (говорят) печенью чувствует себя неплохо. В конце обратился к залу с небольшой речью про взаимную любовь и поддержку. Барабанщики вообще не меняются, Микки Харт даже внешне. Клавишник даже не знаю кто, нестарый парень с длинным хайром. В начале второго сета похоже, именно он отвечал за электронный кусок, без которого лично я прекрасно обошлась бы. То есть началось второе отделение, и вскоре, непосредственно после замечательной Fire On The Mountain, как водится, была запущена машина "драмс-спейс". Это заведено с тех пор, когда музыкантам надо было по очереди передохнУть и чем-нибудь поправиться, так что сперва колбасили барабанщики без никого, потом выходил Леш, потом остальные - и некоторое время играли без барабанов, а барабанщики ходили зашнуровать ботинки и прочее. Скажу по чести, в нынешнем варианте это выглядит несколько искусственно. То есть "драмз" быстро превратился в почти дискотечную вещь, и некоторые уважаемые люди потянулись к выходам, чтобы тоже быстренько зашнуровать ботинки. Многие перестали плясать и оттягиваться, и вообще настроение слегка упало. "Play something you know!" (т.е. - сыграй че-нить, чего знаешь!) - крикнул Микки Харту мужик неподалеку от нас. "Спейс" вообще смехотворный - стоят старые уважаемые люди и пытаются имитировать грехи молодости. Тем более какой "спейс" без Гарсии - главного "спейсмейкера" (мы придумали: Jerry and the Spacemakers, уж не знаю, оценит ли кто). Выходили из "спейса" при помощи Satisfaction, да-да, Rolling Stones, и без этого тоже вполне можно было бы обойтись. Вообще если бы разгрузить сет-лист от этого балласта, было бы только лучше, но нас никто не спрашивал.
Зато (вот опять это "зато") вслед за тем они подряд захуячили несколько сложных психоделических вещей: первую песню с "Anthem Of The Sun" (сорри, я в дискографии не очень), вообще ни разу не концертную, а также Let It Grow, мою любимую Uncle John's Band и др. - с приличествующим количеством лажи (куда ж без нее), но в принципе бодро.

Не примите мое ворчание за неблагодарность. Общее ощущение праздника, победы и счастья.

Пара слов по процедуре. Мы-то приехали на поезде (из Бостона в пригород Вустер), а подавляющее большинство народу на машинах и целых дед-хедских автобусах. Многие сопровождают весь тур, как он катится по стране. На площади (собственно, это частично парковка) рядом со стадионом ходила ходуном дед-хедская ярмарка. Палатки с майками, цветными камешками, фенечками, кальянами, жратвой; толкутся, пляшут, обнимаются темнолицые от загара и дорожной пыли люди в цветных прикидах, дредах, сандалиях, с грудными детьми, с собаками и маленькими щенками, в воздухе не тают облака сладкого дыма (даже жаль, что мы ее уже не курим), кто-то постоянно проходит мимо, как бы напевая: "Mushrooms, mushrooms... Mushroom chocolates..." - с понтом не при делах. Мы подзастряли там и пропустили момент, когда можно было без толкучки войти в помещение, и выхватили свои десять минут персонального ада в очереди на вход, причем на входе оказалось, что с нашими электронными билетами надо идти только через главную дверь, кроме того, нельзя заходить с рюкзаком. - А куда его деть? - Не знаю, оставьте в машине. - Но у нас нет машины... После минутного размышления хозяин рюкзака снимает его и засовывает в щель между стеной и бетонной оградкой - авось подберем на обратном пути, а детали снаряжения мы рассовываем по карманам, и в этот момент девки на входе соображают, что нас все же лучше пустить с какими есть билетами, чтоб не создавали пробку - и тут толстенный веселый мужик в бейсболке, ударив хозяина рюкзака кулаком о кулак, сообщает, что сейчас нам поможет - и прямо на глазах у девок снимает куртку, надевает рюкзак под нее и так проходит внутрь и отдает рюкзак нам, хохочет, обнимается с нами и получает в подарок пластинку "Морское свинство".
В каждом заборе должна быть дырка, дорогие товарищи, и Америка тут не исключение. Тут этих дырок не меньше, чем в совке, хотя расположены они иначе. Например, курить в зале запрещено, но все, кто хотел, курили, до боли знакомым жестом пряча сигаретку (и далеко не только сигаретку) в кулак.
Антропологические наблюдения: возрастной разброс огромный, от 15 до бесконечности. Описывать дед-хедскую публику я не берусь, да и вряд ли это надо - залезьте в интернет и посмотрите на них сами. Живописнейшее зрелище, правда, скоро приедается, когда их тысячи. Еще деталь: на концерте практически нет черных. Наверное, им такая музыка не интересна.